top0-1

top1 1

top2 1

top3 1

На территории нашего Каневского района до коллективизации было 13 храмов, 11 из них сожжены, взорваны или разобраны в 30-е годы. С каким наслаждением создатели нового расправлялись с прекрасными творениями народных умельцев, уничтожая то, что было создано руками простых людей - строителей, ремесленников. Даже день разрушения храма зачастую объявлялся праздником, а охваченные безумием люди жгли иконы, священные книги, сбивали кресты и купола, сбрасывали церковные колокола.

Рукотворный архитектурный смерч тех лет унес с собой и первый храм станицы Каневской - каменный пятиглавый храм Сошествия Святого Духа.

Построенный в 1828 году на средства умершего капитана Романа Белого и освященный в 1829, она намного превосходила по своим размерам и убранству единственную тогда в округе Успенскую церковь соседнего Деревянковского куреня. О грандиозности постройки говорят и фотографии церкви.

Духосошественский храм был трехпрестольный. Главный - по имени которого она именовалась, был посвящен Сошествию Святого Духа на Апостолов. Боковые пределы храма были освящены во имя Святителя Николая Мирликийского Чудотворца и во имя Благовещения Пресвятой Богородицы.

Золоченый иконостас Духосошественского храма был подлинным украшением его интерьера. На него обратил внимание даже атаман Черноморского казачьего войска Г. А. Рашпиль, объезжавший в конце 1849 года кубанские станицы. Сущим вандализмом «вкуса и понятий в области художеств» назвал он стремление станичного атамана есаула Гречаного заменить этот старинный иконостас другим - «новой моды». «Иконостас составляет единственное в своем роде церковное украшение, - говорится в отчете о пребывании атамана в станице Каневской. - Иконостас подлинно художественный. Вся обстановка икон покрыта сплошною позолотой. Никаких красок. Никакой ваятельной вычурности. Никакой пестроты».

Центральная часть Духосошественского храма церкви представляла собою огромный куб высотою около десяти метров, южный и северный фасады которого украшали четырехколонные тосканские портики. Выступая за пределы основного объема здания, они завершались в верхней части треугольными фронтонами, несшими на своих коньках небольшие луковичные главки с крестами.

С восточной стороны к зданию примыкала полукруглая апсида с алтарём, а с запада храм завершался огромной трехъярусной колокольней, повторявшей в своей конструкции архитектурные элементы и декор основного объема храма.

Центральную часть здания венчал большой цилиндрический барабан с куполом полусферической формы. Сдвоенные колонны ионического ордера, расположенные между окнами барабана, выполняли скорее декоративную нежели конструкционную нагрузку, оживляя игрою света и тени его боковую поверхность.

Главная вертикаль храма, продолженная еще одним световым барабаном с четырьмя окнами, завершалась куполом-луковицей на изящной, но хрупкой, на первый взгляд, но ножке.

Центральную главу окружали четыре главы поменьше, окна которых, сориентированные по сторонам света, служили дополнительным источником освещения для внутрихрамового, пространства.

Сдержанный декор восьмигранников барабана, ребра которых были усилены стройны пилястрами (вертикальными выступами рода плоскими колоннами), полусферические купола, удачно найденные мастерами пропорции, придавали всему зданию особую монументальность.

С южной стороны храма располагалось небольшое кладбище, на котором хоронили священнослужителей. Надгробные плиты сохранились вплоть до разрушения старого храма.

Содержался храм на добровольные пожертвования верующих (Мария Герко - вдова войскового старшины ст. Каневской, пожертвовала в пользу церкви «участок удобной пахотной земли в сто десятин»; вклад в 100 рублей с 4% доходом сделала в 1889 году вдова дьякона ст. Каневской Домникия Дроботовская, «за вечное поминовение диакона Иоанна и Домникии»; в числе жертвователей имена отставного есаула Нестеренко, урядников Ильи Горкуна и Пимена Джумайло, казаков Фомы Бычкаря и Трофима Загорулько, казачек Надежды Гринь, Ксении Мосьпан и многих других).

Приходское духовенство на протяжении длительного времени несло на себе и просветительские функции, было, по утверждению историка Ф. А. Щербины, «одним из главных посредников преемственности в передаче грамоты «от одних лиц к другим».

Первая церковно-приходская школа при Каневского Духосошественского храма открылась 3 ноября 1886 года.

Читателю небезынтересно, наверное, будет узнать и тот факт, что в приходе Духосошественского храма... вопреки расхожему утверждению о поголовной безграмотности до революции, имелись... пять школ, состоящих в ведении Министерства народного просвещения и содержавшихся на средства станичного общества.

Более ста лет возвышался на главной площади Духосошественский храм, являясь самым грандиозным сооружением станицы Каневской, раздражающим безбожников. Осмелев после насильственной коллективизации и голодомора, сломившего сопротивление людей, активисты новой власти сначала закрыли храм, превратив его в хранилище для ссыпки зерна, а затем и разрушили.

История сохранила несколько имен священнослужителей, одним из которых был Александр Бровкович. Сведений о нем сохранилось мало. Мы знаем о том, что в станице он пользовался всеобщим уважением, к его мнению прислушивались как казаки, так и иногородние. Он спас беременную женщину от лютой казни, и этот поступок вошел в историю станицы. В июле 1918 года белые казнили ревкомовцев. На площади срочно построили виселицы. Утром тревожно зазвонили церковные колокола. Народ собирался нехотя. Смерть подбиралась к Евдокии Романовне Старун, на днях собиравшейся стать матерью. Отец Александр подошел к карателю и сказал: «Если ты повесишь беременную женщину, ты убьешь в ее чреве Ангела, младенца, и я прокляну тебя». Казнь не состоялась. Эта женщина прожила долгую жизнь.

Разрушение храма растянулось на последующие годы, а осенью 1938 года, в годовщину Великой Октябрьской социалистической революции, на его развалинах состоялся грандиозный митинг...

...Неузнаваемо изменилась станица Каневская за двести лет. Выросли уже несколько поколений, ничего не знающих о старой казачьей церкви. Да и трудно представить на месте фонтана за нынешним памятником Ильичу возносившиеся к небу золотые кресты и купола. Но это было. И должно остаться с нами. Ибо память не прощает вырванных страниц.

Благодарные потомки на месте разрушенного храма воздвигли памятный камень. А в 2006 на Благовещение (7 апреля) при ремонте дороги в близи разрушенного храма обнаружили в земле колокол, который в прошлом веке созывал каневчан на молитву.

Мы не претендуем на подробное описание истории храма. И в глубине души надеемся, что наши потомки восстановят этот храм.